Случайная выборка

  Свеча
  Берите свое себе
  Два способа согревания
  Молись и трудись
  Два камня
  Нравоучения брамина
  Упреки Хуссейна
  Неравнодушное сердце
  Бабочки и огонь
  Сделай попытку
  Рассказчики в пещере
  Идеальный верблюд


Последние притчи
  Путь к миру в семье (11 Янв)
  Место для Меня и Тебя (11 Янв)
  Назло (11 Янв)
  Круговая помощь (11 Янв)
  Как найти хорошую школу? (28 Дек)
  Тетрадные записи (28 Дек)
  Кузнец (28 Дек)
  Рыбак стал мудрецом (28 Дек)
  Случай и чудо (11 Дек)
  Зачем человеку память? (11 Дек)
  Счастливая неудача (11 Дек)
  Убить Мастера (11 Дек)
  Фокусы и чудеса (25 Нов)
  Самолюбие (25 Нов)
  Вера и надежда (25 Нов)
  Как очистить карму? (25 Нов)
  Любовь и Разум (18 Окт)
  Змей во дворе (18 Окт)
  Заказ платья (18 Окт)
  Воля Ишвары всегда исполняется (18 Окт)

Последние предсказания
  Хадисы о Судном дне (Кияме) (12 Мар)
  Предсказания Оптинских старцев (21 Янв)
  Пророчества индуизма (05 Нов)
  Предсказания в астрологии (19 Окт)

Последние афоризмы
  Афоризмы Грегуара де Кальберматтена (15 Мар)
  Афоризмы Плутарха (19 Авг)
  Афоризмы старого Китая (18 Май)
  Афоризмы Кабира (30 Апр)

Лучшие по рейтингу

  Пройдет и это (81460)
  Любовь и время (68976)
  Предсказания Оптинских старцев (57755)
  Следы на песке (47465)
  Я вижу сердце (38585)
  Афоризмы Соломона Мудрого (39867)
  Материнская любовь (35107)
  Пророчества Серафима Саровского (37205)
  Я не узнал тебя (34408)
  Счастье Соломона (32945)
  Разговор в утробе (29785)
  Гвозди гнева (30895)
  Отпусти ветку (31270)
  Хадисы о Судном дне (Кияме) (29901)
  Молитвы по привычке (26457)






    Как мы покупали сари    


Сари мы, конечно, прикупить так или иначе собирались. Но не сразу. Мы сначала хотели как следует пошляться по рынку, присмотреться, прицениться, пропитаться ярмарочной атмосферой. А уж потом, может быть… Ага, щаз-з-з…
Буквально третья от входа палаточка была богато декорирована разномастными узорными тряпочками. Улыбающаяся пожилая индианка призывно заголосила:
- [Пирожки, пирожки горячие], э-э-э, красивый одежда, слушай, не проходим мимо, покупаем, да?
- Спасибо, мы пока покупать не будем, - вежливо сказали мы. – Может, попозже…
- Зачем покупать? Не надо покупать, просто примерь!
Я явственно услышал щелканье стальных челюстей капкана. Ловушка сработала. Ну какая женщина откажется лишний раз намотать на себя метров пять-шесть какого-нибудь симпатичного матерьяльчика? Процесс пошел и стал необратим.
Первой начали заматывать в этот гигантский отрез ткани жену. Жена послушно крутилась туда-сюда, дочка тщательно фотографировала весь этот непростой технологический процесс, я мрачно курил в сторонке. - Ай, посмотри, какой красивый жена стал! – всплеснула руками индианка.
Скучковавшиеся тут же индусы одобрительно зацокали языками, подтверждая.
Ну, не могу не согласиться. Жена получился красивый, да.
Следующей в сари стали заматывать Светлану Васильевну. Светлана Васильевна – это коллега жены по работе, энергичная пожилая женщина. Так получилось, что мы поехали в отпуск с ней вместе и везде шлялись тоже вместе. На постоянные вопросы индусов “Мама? ” мы устали объяснять, что это коллега, и покорно соглашались: “Мама”.
Завернутая в пять метров ярко-желтого шелка Светлана Васильевна напоминала улыбающегося коротко стриженого Колобка.
- Мама гуд! – убежденно заявила индианка.
- Мама вери гуд! Красивый! – дружно подхватили окружившие нас плотным кольцом индусы.
- Угу, рази ж кто спорит, - кивали мы в ответ.
В финале представления в сари стали обряжать дочку. Сари вообще штука роскошная, да еще симпатичного оранжевого оттенка, да с серебряной вышивкой… Дочка потупила глазки, приняв изящную позу восточной танцовщицы…
Продавец из соседнего ларька с ходу предложил дочке замуж. Я размазал его взглядом по прилавку. Дочка дипломатично отказалась, сославшись на непризывной для Европы возраст. Но из сари не вылезла.
Неизбежность покупки сомнения не вызывала. Теперь следовало торговаться. Я затушил бычок, сдвинул очки на кончик носа, и пробуравив индианку самым ледяным взглядом, сурово поинтересовался:
- Хау мач?
Продавщица заулыбалась еще шире, зазвенела браслетами и от всей широты индийской души ляпнула:
- Тысяча восемьсот!
- Шо? – возмутился я. – Вот за этот жалкий обрывок марли, которым три года мыли полы на заводской проходной? Шутить изволите, мадам? Пятьсот максимум!
- Ай, посмотри, красивый ткань, ручная вышивка, самый лучший сари на всем рынке! Чистый шелк! Тысяча шестьсот!
- Это сари сделано в подпольной шанхайской лавочке на Малой Арнаутской улице! – со всей возможной твердостью изрек я. – И насчет чистого шелка тоже сомневаюсь. Как говорил один великий российский гуру: “Не верю!” Шестьсот, так и быть.
- Ай, золотой, красивый, - заверещала индианка. – Как можно так говорить, шестьсот? Какие-такие шестьсот? Моя семья умрет с голоду! Полторы тысячи, о’кэй?
Я расправил плечи и осторожно поколотил себя в грудь а-ля Тарзан.
- Женщина! – строго сказал я. – Ты, наверное, не понимаешь, с кем имеешь дело. Я тверд и неуступчив, как гранитный утес на нормандском побережье. Я жесток и холоден, как кубик льда в коктейле. И страдания твоей семьи не выдавят из моих строгих глаз ни малейшей слезинки. Ладно уж, семьсот, и ни рупией больше. Ай эм гриди, понятно?
- Гриди? – неверяще переспросила торговка.
- Папа вери-вери гриди, - подхватила спектакль дочка. – Он больше не заплатит.
- Ага, - подтвердил я.
Жена тихонько потянулась к моему уху:
- Тут только одного материала на тысячу. Без вышивки, - прошептала она.
- И ты, Брут? – возмутился я. – Не сметь поддерживать спекуляцию! Этот засморканный носовой платок-переросток стоит восемьсот и не больше! Так говорит Заратустра! И я тоже так говорю! Мадам! Ю андестенд? Эйт-хандред!
Индианка с жалобным видом принялась набивать на калькуляторе 1300. Я отнял калькулятор и нарисовал 850. Индианка слегка повыла и изобразила 1200. Я нагло хмыкнул и снова нарисовал 800.
- В ваших интересах, мадам, не зарываться особо, и не упорствовать в своих плюшкинских заблуждениях. Подобно пророкам, чье слово – истина в последней инстанции, я говорю вам – будьте скромнее и воздастся вам сторицей! В будущем. Возможно. Стяжатели же, как известно, будут пребывать в геенне огненной, перманентно страдая зубною болью и воспалением среднего уха. И даже реинкарнация вам не светит, ибо отвернутся от вас блаженные шестирукие боги, пребывая в отвращении от жадности, столь недостойной такой почтенной дамы. Таки восемьсот и по рукам? Эйт-хандред гуд?
Индианка завыла, как трамвай, умирающий на рельсах в глухой степи:
- Ты хочешь рвать мне сердце! Мои маленькие дети будут плакать, когда узнают, что я отдавать такой красивый одежда себе в убыток! Ты меня убивать! Ладно, тысяча, и то только для твой красивый дочка!
- Таки я изумительно рад, мадам, шо мы с вами приходим к некоему консенсусу, как говорил еще один великий российский гуру. Как насчет долгосрочной гарантии на изделие? А вообще сертификат на него есть? Ах, вы не знаете слова “сертификат” и никогда его не видели? Я тоже не видел, но спросить-то можно. А как вообще торговля? Все путем? Как здоровье вашего уважаемого дедушки? Не беспокоят ли его тщедушное тельце страшные тропические болячки? А детишки не огорчают? Тоже торгуют? На пляже, небось? Поубивал бы, так надоели! Ну, мы договорились? Восемьсот?
- Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы! – сказала индианка, страдальчески возведя глаза к небу.
- Ну ладно, ладно, так и быть, - участливо подхватил я. – Сегодня великий день моей неоправданной щедрости. Я швыряю в толпы ликующего народа полными горстями медную мелочь и зачерствевшие пирожки недельной давности. Только из уважения к вашей замечательной стране – восемьсот пятьдесят. Эйт-хандред фифти? О кей?
Индианка в поисках сочувствия перевела взгляд на жену:
- Красавица, ну добавь еще пятьдесят!
Жена мгновенно приняла вид покорной зачморенной восточной женщины и потупила взор, скромно сложив руки:
- Ой, вы знаете, а все деньги у мужа… Он мне кошелек не дает. Правда, о повелитель?
- Истинная правда, - подтвердил я, крепче прижимая к себе сумочку жены, в которой лежали деньги. – Так что, мадам, не пытайтесь урвать какой-то жалкий дополнительный бонус, пробуя сыграть на пресловутой женской солидарности. Этот номер, гражданин Гадюкин, у вас не пройдет! Но пасаран! И вообще, мадам, я же вижу, что у вас дядя работает на гуталиновой, в смысле на тряпичной фабрике! В вашей замызганной лавчонке этих самых сари – ну просто завались! Ну и, спрашивается, зачем вы клянчите эти несчастные пятьдесят рупий, которые все равно есмъ тлен и прах, и в прах отыдут? Куда как лучше просто иметь хорошее настроение, а оно таки у нас будет, когда вы таки прекратите выпендриваться и уступите нам это несчастное сари, покрытое унылыми пятнами вышивки, за восемьсот пятьдесят! И давайте закончим это обсуждение без перехода на личности! Протянем друг другу волосатую руку договоренности! В конце концов базар
большой и что мешает нам развернуться и пойти искать более сговорчивого продавца? Ага?
- О кей, - тяжело вздохнув, сказала индианка.
- Вот и ладушки, вот и договорились, - радостно резюмировал я. – Успехов вам, сударыня, на вашем нелегком поприще, очень приятно было познакомиться.
Товарно-денежный обмен состоялся. Индианка вновь заулыбалась и на прощание пожала нам руки. Насколько я понял здешние нравы – это означало, что мы таки лоханулись. Можно было купить дешевле. Ну да ладно. В следующий раз.

Макс aka darkmeister | darkmeister.livejournal.com


Оцените этот текст:  * * * ) 0 (оценок: 16, средний балл: 3.81)
Подождите ... Подождите ...




Один комментарий для “Как мы покупали сари”

  1. Алла написал(а):

    сила убеждения)))))))

Оставьте свое сообщение

                                                                                                                                                                                                                                                           
Powered by WordPress